Пушкин Александр Сергеевич

Рисунки и портреты персонажей, сделанные великим поэтом

 
   
 
Главная > Переписка > Письма, 1815—1825 > 142. Вяземскому П.А., конец апреля 1825

142. Князю П. А. Вяземскому

Пушкин

[Конецъ апр?ля (до 26-го) 1825 г. Михайловское].

Дельвигъ у меня. Черезъ него пересылаю теб? 2 главу Он?гина, (теб? единственно и только для тебя переписаннаго). За разг. съ няней [и Письмо Тани] безъ письма брать получилъ 600 р. — Ты видишь что это деньги, сл?дств. должно держать ихъ подъ ключемъ. Отъ тебя н?тъ ни слуху ни духу. Над?юсь что ты здоровъ, о другомъ над?иться не см?ю, но Судьба кажется могла бы быть довольна — Улыбнись, мой милый, вотъ теб?
Элегія на смерть Ан. Льв.

Охъ, Тетенька! охъ Анна Львовна
Вас. Льв. сестра!
Была ты къ маминьк? любовна
Была ты къ папиньк? добра
Была ты Лиз. Льв-ой
Любима больше серебра;
Матв. Мих. какъ кровной,
Тебя встр?чалъ среди двора.
Давно-ли съ Ольг. Серг.
Со Льв. Серг. давноль
Какъ бы на см?хъ судьбин? гн?вной
Ты разд?ляла хл?бъ да соль.
Увы! за чемъ В. Л.
Твой гробъ стихами обмочилъ
Или зач?мъ подлецъ Поповичь
Его Красовскій пропустилъ!.

(Я да Дельвигъ).

Кстати: за чемъ ты не хот?лъ отв?чать на письма Дельвига? Онъ челов?къ, достойный уваженія во вс?хъ отношеніяхъ и не чета нашей литературной С.П.Бургской сволочи. Пожалуйста, ради меня, поддержи его Цв?ты2 на сл?д. годъ. Мы вс? объ нихъ постараемся — Что мнишь ты о Полярной?.... Есть ли у тебя какія нибудь изв?стія объ Одесс?? перешли мн? что нибудь о томъ.

На обороте: Князю Вяземскому.


1 Князю П.А. Вяземскому (стр. 130—131). Впервые напечатано в «Русск. Арх.» 1874 г., кн. I, ст. 152—153; подлинник (на бум. — вод. зн. 1820; запечатано талисманом) был у гр. С.Д. Шереметева в Остафьевском архиве.

— О приезде Дельвига в Михайловское см. в предыдущем письме и стр. 431—432.vv — О переписанной для Вяземского 2-й главе «Евгения Онегина» см. выше, в письмах № 134, 135, 138, 140 и ниже, № 143. Вяземский благодарил Пушкина за присланного «Онегина» и за «еще кое-какие безделки» письмом от 7 июня 1825 г. (см. Акад. изд. Переписки, т. I, стр. 228—229).

— «Отрывок (строфы XVII — XX) из 3 главы Евгения Онегина. Ночной разговор Татьяны с ее няней» (от стиха: «Не спится, няня, здесь так душно!» до стиха: «При вдохновительной луне»...) был «продан» Львом Пушкиным Бестужеву и Рылееву для подготовлявшегося ими к изданию альманаха «Звездочка» (взамен «Полярной Звезды»), который в конце 1825 г. уже был начат печатанием; здесь «Отрывок» Пушкина был уже набран на стр. 37—39, но издание остановилось на 80-й странице по случаю событий 14 декабря, в которых оба издателя приняли деятельное участие. Деньги (600 р.), полученные за сотрудничество в «Звездочке», Пушкин в 1827 г. вернул, через О.М. Сомова, вдове казненного Рылеева и матери сосланного Бестужева (см. в статье Н.В. Измайлова: «Из бумаг К.Ф. Рылеева» в сборнике Академии Наук «Памяти декабристов», вып. I, Лгр. 1926, стр. 146—147 и 149—150). См. еще ниже, стр. 526, и «Русск. Арх.» 1869 г., ст. 053—060 и «Русск. Стар.» 1883, июнь, стр. 43—100.

— «Элегия» на смерть А.Л. Пушкиной впервые была напечатана по одному из многочисленных списков, не вполне точно и без последнего стиха, в статье В.П. Гаевского о Дельвиге в «Современнике» 1854 г., т. 47, отд. III, стр. 18, с объяснениями происхождения стихотворения, не совсем верными.

— О смерти Анны Львовны Пушкиной, умершей в Москве 14 октября 1824 г., см. в письмах № 106, 107, 110 и выше, стр. 367, 371, 376; ее братья — Василий Львович и отец поэта, Сергей Львович, по свойственной им чувствительности и способности с преувеличенной, аффектированной нежностью относиться к родственным чувствованиям, конечно, должны были быть очень скандализованы отношением поэта к памяти его тетки. Еще в мае 1821 года, когда А.Л. Пушкина опасно заболела, А.Я. Булгаков навестил Василия Львовича, «которого нашел в слезах: поутру на консилиуме доктора решили, что сестре его Анне Львовне жить нельзя, и что у нее водяная; она давно больна и должно было ожидать несчастие это, но он все не может утешиться. Он любит весь род человеческий — как же не любить сестру? Просил меня его не оставлять; верно не оставим. А в случае несчастия хочет ехать с нами в деревню» («Русск. Арх.» 1901 г., кн. 1, стр. 92). — «Что Василий Львович?» спрашивал Тургенев князя Вяземского три года спустя, 20 октября 1824 г., еще не зная о смерти А.Л. Пушкиной: «С сестрою-ли еще, или по ней плачет?» («Остаф. Арх.», т. III, стр. 85). Когда А.Л. Пушкина умерла, Василий Львович посвятил ей стихотворение «К ней», напечатанное вскоре в «Полярной Звезде на 1825 г.» (см. выше, в объяснениях к письму № 107, стр. 371), а князь П.И. Шаликов старался утешить своего друга особым стихотворным по этому случаю посланием (см. там же, объяснения к письму № 110, стр. 376). Когда стихи Пушкина-Дельвига дошли до А.И. Тургенева (вероятно — через Льва Пушкина), он писал кн. Вяземскому 2 мая: «Перестань переписываться с Пушкиным: и себе и ему повредить можешь. Он не унимается: и сродникам и приятелям — всем достается от него» («Остаф. Арх.», т. III, стр. 119). Сам Вяземский писал по этому поводу Пушкину 7 июня: «Если: Ах тетушка! ах Анна Львовна! попадется на глаза Василию Львовичу, то заготовь другую песню, потому что он верно не перенесет удара» (Акад. изд. Переписки, т. I, стр. 229). Лев Пушкин писал в Москву С. А. Соболевскому: «Пиши.... об Москве, об ее глупостях и об Василье Львовиче. Уверь эту скотину, что «Ах тетушка, ах Анна Львовна» не брата и никого из семейства; разве, может быть, С. А. [т. е. Соболевский] хотел подшутить, да и подделался под брата» («Русск. Арх.» 1878 г., кн. III, стр. 396); а в первой половине сентября сам поэт просил Вяземского (вероятно, выходка его все еще служила предметом семейных разговоров): Ради бога, докажи Василью Львовичу, что элегия на смерть Анны Львовны не мое произведение, а какого-нибудь другого беззаконника. Он восклицает: «а она его сестре 15.000 оставила!..» Это напоминает чай, которым он поил Милонова. — Дело в том, что, конечно, Дельвиг более виноват, нежели я. Похлопочи обо мне, душа моя, как о брате.

Сатирик и поэт любовный
Наш Аристипп и Асмодей,
Ты не племянник Анны Львовны.
Покойной тетушки моей.
Писатель нежный, тонкий, острый,
Мой дядюшка, — не дядя твой,
Но, милый, Музы — наши сестры.
И так, ты все же братец мой.

Variante: «Василий Львович — тонкий, острый» (см. ниже, № 179). Еще год спустя волнение родных не утихло: «Вяземский у меня был в проезд свой в Ревель», — писал Дельвиг Пушкину в июне 1826 года: «Он сказал мне, что он уверил Василия Львовича, что: Ах тетушка, ах Анна Львовна, написано мною, — и тем успокоил его родственную досаду. Мы очень смеялись над этим. Отец твой ничего об этом не говорил и не говорит. Тебе напрасно его оклеветали» (Акад. изд. Переписки, т. I, стр. 357). А.П. Керн впоследствии вспоминала, что как-то П.А. Осипова, по поводу «элегии» на смерть А.Л: Пушкиной, сказала поэту (по-французски): «Что же, собственно, такого остроумного в ваших стихах Ах тетушка, ах Анна Львовна!» — на что Пушкин ответил ей такою оригинальной, такою свойственной ему фразой: «Надеюсь, сударыня, что мне и бар. Дельвигу разрешается не всегда быть умными» (Л. Майков, Пушкин, стр. 256). Пьеска Пушкина-Дельвига быстро распространилась в списках и уже 1 августа 1825 г., в Калуге, была записана П.П. Кавериным в его альбом (Ю.Н. Щербачев. Приятели Пушкина М.А. Щербинин и П.П. Каверин, М. 1913, стр. 120—121). Пушкину приписывается еще более ранняя «эпитафия» духовнику Анны Львовны:

Не памятник, а диво:
В могиле — гроб,
Во гробе — поп,
В попе — вино и пиво.

В приведенной в письме «Элегии» упоминается: Лизавета Львовна, другая тетка поэта — жена камергера Матвея Михайловича Сонцева (см. ниже, в письмах тома II), сестра и брат поэта — О.С. и Л.С. Пушкины. Стихи Василия Львовича, которыми он «обмочил», гроб сестры своей, — послание «К ней» (см. выше, в объяснениях, стр. 371). Попович Красовский — известный своим тупоумием цензор (см. выше, стр. 260).

— На вопрос Пушкина: «за чем ты не хотел отвечать на письма Дельвига» и т. д., Вяземский отозвался ему лишь в письме от 4 августа, в котором писал: «Неужели Дельвиг сердился на меня за молчание? Я хоронил и умирал, вот причины моей невежливости. Они достаточны. Оправдай меня перед ним, хотя и сам я с ним виделся и извинялся. Для Цветов дам ему своей ромашки» (Акад. изд. Переписки, т. I, стр. 253).

— «Северные Цветы» Дельвига на 1825 год вышли в конце декабря 1824 г., а на 1826-й — в апреле 1826 г.; в последних кн. Вяземский поместил 6 своих стихотворений: «К О.С. Пушкиной», «Характеристика», «Альбом», «Нарвский водопад», «Семь пятниц на неделе», «К мнимой счастливице»; «прозы» же Вяземского в них не было. Сам Пушкин дал туда «Отрывок» из письма своего к Дельвигу, отрывки из «Онегина» и из «Цыган» и 4 стихотворения.

— «Полярная Звезда на 1825 г.» Бестужева и Рылеева только что перед тем вышла и была получена Пушкиным.

— «Известия об Одессе», — т. е. о графе и графине Воронцовых.
2да н?тъ-ли у тебя и прозы?

Предыдущая глава

Следующая глава


 
   
 

При перепечатке материалов сайта необходимо размещение ссылки «Пушкин Александр Сергеевич. Сайт поэта и писателя»

 
Материалы Оборудование для производства обуви.